7/20 декабря

Изъ житiя св.отца нашего Амвросiя, еп. Медiоланскаго.

 




 

 

…Въ тоже время случилось другое происшествіе: народъ въ Ѳессалоникѣ возмутился противъ правителя своего Ботериха и умертвилъ его. Императоръ, въ сильномъ гнѣвѣ, послалъ войско въ тотъ городъ, и умерщвлено было тогда до семи тысячъ его жителей; при этомъ многіе безвинно погибли отъ острія меча, такъ какъ воины, при нападеніи своемъ на городъ, вовсе не искали виноватыхъ въ убійствѣ правителя, а убивали на улицахъ всѣхъ, и старыхъ, и юношей, и даже младенцевъ.

Когда Амвросій услыхалъ объ этомъ, то чрезвычайно опечалился и вознегодовалъ на царя праведнымъ гнѣвомъ за такое безразсудное кровопролитіе. И вотъ однажды въ праздничный день, когда императоръ торжественно шествовалъ въ церковь, архіерей Божій безбоязненно вышелъ къ нему, загородилъ ему входъ во храмъ и сталъ обличать его въ несправедливомъ убійствѣ слѣдующими словами:

      «Не надлежитъ тебѣ,  царь,  приступать  къ святому причащенiю, вмѣстѣ съ вѣрными христіанами, послѣ того, какъ ты сдѣлался виновникомъ такихъ убійствъ и не принесъ въ томъ покаянія. Какъже ты примешь тѣло Христово руками, обагренными неповинною кровію, или какъ станешь пить кровъ Господню тѣми устами, которыми  отдалъ повелѣніе о жестокомъ избіеніи людей?»

      «Вѣдь и Давидъ согрѣшилъ,—возразилъ ему императоръ,— онъ совершилъ убійство и прелюбодѣяніе, однако не былъ дишенъ милосердія Божія», Но святитедь отвѣчалъ Ѳеодосію:

      «Если ты подражалъ Давиду въ его грѣхахъ, то  подражай ему и въ покаяніи».

Императоръ возвратился въ свой дворецъ смущеннымъ, скорбя о грѣхѣ  своемъ. И вскорѣ онъ принесъ то  покаяніе,  которое наложилъ на него святитель Амвросій: онъ каялся открыто, какъ простолюдинъ, повергался ницъ передъ церковію и стоялъ вмѣстѣ съ прочими кающимися, проливая обильныя слезы. Между тѣмъ наступилъ праздникъ Рождества Христова, и Ѳеодосій въ слезахъ сидѣлъ во дворцѣ, размышляя, что слугамъ и нищимъ открытъ храмъ Божій, а ему и въ такое время онъ недоступенъ: нѣкто Руфинъ,  министръ,  пользовавшійся  особеннымъ  благоволеніемъ царя, узнавъ о причинѣ слезъ его, побѣжалъ къ святому Амвросію, чтобы склонить его къ снятію съ царя епитиміи. За нимъ пошелъ въ храмъ и самъ Ѳеодосій. Святитель Божій сначала принялъ его сурово и, зная раздражительный характеръ его, потребовалъ, чтобы онъ издалъ законъ, по которому бы приговоры суда о лишеніи жизни или  имуществъ утверждались спустя 30 дней. Царь изъявидъ согласіе, и былъ принятъ въ храмъ. Онъ показалъ здѣсь знаки глубокаго раскаянія: терзалъ руками  свои волосы, ударяясь челомъ и обливая помостъ потоками слезъ. Послѣ того, Амвросій допустилъ, наконецъ, императора до святаго причащенія...