Синодик РПЦЗ. Памяти схи-архиепископа Амвросия (Мережко)

В понедельник 26 ноября/9 декабря 1974 года в Преображенском греческом монастыре в Бостоне тихо почил о Господе схи-архиепископ Амвросий (Мережко) на 86 году своей земной жизни.

Архиепископ Амвросий (в мiру Адриан Георгиевич Мережко) родился на юге России в Киевской губернии, 25-го августа 1889 года в крестьянской семье и при крещении получил имя — Адриан. В раннем детстве он часто болел, и родители его дали обет, в случае его выздоровления, отвезти маленького Адриана в Киево-Печерскую Лавру. В отроческом возрасте Адриана оставили болезни, и отец неоднократно возил его Лавру, а мать в монастыри, расположенные недалеко от их местожительства. В семье он был старшим ребенком, и кроме его, было еще четверо братьев и сестра.

Родители Адриана Георгиевича были религиозны и своих детей воспитывали в строго Православном духе.

Успехи в начальной школе радовали отца Адриана и он возымел твердое желание дать своему первенцу лучшее образование, как он говорил — университетское. Радость усугублялась событием того времени — изданием в 1905 году Высочайшего Манифеста, которым податному сословию были дарованы все права гражданства.

Однако, желанию отца не суждено было исполниться. Во время пребывания уже в гимназии, хозяйственные дела в семье настолько ухудшились, что Адриан Георгиевича вынужден был, не окончив гимназии, оставить этот храм науки и отправиться на поиски какой-либо службы, чтобы помочь семье. Он поступил на службу в Министерство Внутренних Дел и дослужился в нем до чина Губернского Секретаря. В 1916 году Екатеринославский Губернатор был переведен в Акмолинскую область. Он усиленно уговаривал Адриана Михайловича поехать вместе с ним, обещая предоставить ему хорошую службу в одном из учреждений на просторах Сибири. Но пришедшая революция, снова разбила земные планы будущего Владыки. Далее, последовали — участие в освобождении России от нашествия безбожного интернационала, поход заграницу под водительством, блаженной памяти Генерала П. Н. Врангеля, со многими тысячами верных сынов своей Родины.

После гражданской войны Адриан Георгиевича в 1923 г. эвакуировался в Америку, и здесь в Нью-Iорке примкнул к Владыке Архиепископу Виталию, тогда управлявшему соборной епархией Русской Зарубежной Церкви, а затем к объединенной Восточно-Американской и Нью-Джерзеситской епархией в годы церковного объединения Русской Православной Церкви в Америке. Под руководством архиепископа Виталия Адриан Георгиевича получил основательную церковно-богослужебную подготовку, был рукоположен в сан диакона и состоял диаконом при Вознесенском кафедральном соборе в Бронксе Нью-Iорке. Затем в 1939 г. он был рукоположен в сан пресвитера митрополитом Феофилом (Пашковским) и назначен настоятелем св. Спиридоновской церкви в г. Перт-Амбое штат Нью-Джерси.

С отделением в 1946 году Русско-Американской Митрополии от Русской Православной Церкви Заграницей, священник Адриан Мережко вместе со своим приходом остался в составе Митрополии. По последовавшей вскоре кончине своей матушки, о. Адриан принял монашество с именем Амвросия и через несколько лет, 10 сентября 1955 г., был хиротонисан во епископа Ситкинского и Аляскинско; в последние годы был переведен на кафедру в г. Питтсбург, самую большую епархию митрополии, где прослужил 17 лет; занимал он также в течение одного года кафедру в Токио.

В конце 1960-х-начале 1970-х годов Архиепископ Амвросий протестовал против вытеснения церковно-славянского языка из богослужения, сокращений богослужения, введение нового календарного стиля, практики «массовой исповеди» взамен личной, причащение без исповеди, отзываясь об этом как о проявлениях модернизма, то есть «приспособленчества к духу мира сего». Когда он попытался поднять этот вопрос на очередном Архиерейском Соборе Православной Церкви в Америке, его мнение, как он сам вспоминал, «вызвало столь жёсткую реакцию, что мне стало ясно что я не мог более сносить и быть ответственным за новое направление в церковной жизни».

В 1972 г., после принятия Американской Митрополией автокефалии, он ушёл на покой и обратился к перевоиерарху РПЦЗ митрополиту Филарету (Вознесенскому), о принятии в лоно Русской Православной Церкови Заграницей.

В Зарубежной Церкви он состоял при Архиерейском Синоде, совершал богослужения и проповедывал в различных церквах на восточном и западном побережьях, превозмогая свой сердечный недуг.

Некоторое время Владыка Амвросий жил на покое в Синодальном доме в Нью-Iорке, но из-за своих преклонных лет и слабого здоровья, перешел в Свято-Преображенский монастырь в Бостоне. Владыка прибыл в монастырь ранней весной 1974 г.

Владыка прожил в монастыре десять месяцев, в течение которых его кротость и нестяжательность взыскал любовь к себе у всей братии. (Одному молодому посетителю из Англии Владыка сказал: "Это все, что я имею, но и этого достаточно".) Никогда он не жаловался ни на что, никогда не требовал чего-либо; он всегда благодарил Бога за то, что Он сподобил его закончить последние дни земной жизни в монастыре, среди тех, кто заботились о нем.

До своей болезни Владыка проявлял большую ревность к храму Божию, присутствуя на продолжительных монастырских богослужениях. Часто его можно было найти задолго до начала богослужения уже на-ходящимся в алтаре. Каждый день во время Литургии братия пели "Отче наш" для него по-славянски, а по праздникам иногда и "Верую", — и как воодушевленно принимал он участие в этом пении! Владыка любил церковные песнопения еще с ранней молодости, когда он пел на клиросе, и теперь, в последние месяцы своей земной жизни, часто можно было слышать пение в его келлии, по преимущеотву стихов из Великого Славословия.

Около Пятидесятницы, Владыка серьезно заболел от кровоизлияния в мозг, и братия думали, что уже наступила его кончина. Над ним было совершено таинство Елеосвящения и с тех пор в его келли держали монастырскую икону св. бессребренников Космы и Дамиана с горящей лампадой. Будучи физически очень крепким, Владыка вскоре выздоровел, и летом его часто можно было видеть гуляющим по двору и в саду. Один фотограф из бостонской газеты заметил его, гуляющим на дворе с послушником, и не мог удержаться от того, чтобы не снять его; и так фотография Владыки Амвросия оказалась на первой странице местной газеты.

На праздник Собора св. Архистратига Божия Михаила настоятель, о. Пантелеимон, постриг Владыку в великую схиму. Так как Владыка уже давал монашеские обеты при постриге в мантию, то ему просто был задан вопрос: "Владыко, желаете ли Вы стать схимником?" — "Да, желаю", твердо и уверенно ответил он. По афонскому обычаю, ему не было дано новое имя, т.к. оно уже было дано ему при первом постриге.

После пострига Владыка заметно оживился; он очень радовался о своем постриге. Два семинариста посетившие монастырь, при прощании просили у него благословения: "Владыка, благословите!" Преподавая им благословение, он сказал: "Теперь я больше не Владыка; я — монах!" Они недоумевали, и спросили; одного из монахов: правда ли, что он перестал быть епископом? Им объяснили, что он это сказал вследствие своей великой радости о пострижении в святую схиму, а не потому, что он потерял благодать священства.

За день до своей кончины, когда праздновали память Св. Великомученицы Екатерины, Владыка присутствовал на Литургии и приобщался Св. Таин, как он это делал почти каждый день после пострига. В последний день своей земной жизни Владыка довольно хорошо себя чувствовал; он ходил по монастырю и навещал трудящихся в канцелярии и в других местах. Вечером, около 5 ч., Владыка говорил по телефону со своей дочерью, Верой Адриановной. Позже у него случился удар. Некоторые из братии оставались при Владыке всю ночь, ухаживая за ним. На рассвете, около семи часов, Владыка повернул свою голову на Восток, сложил свои персты, чтобы осенить себя крестным знамением, закрыл глаза и мирно отдал свою душу своему Спасителю, в день памяти Святителя Иннокентия Иркутского.

Сразу были вознесены первые молитвы о его упокоении. Братия обители омыла и помазала его тело, и потом облачила его в белую льяную рубашку и монашеское одеяние и схиму. По афонскому обычаю, т.к. он был епископом, поверх схимы возложены были епитрахиль и омофор. Тело Владыки было перенесено в храм, где над ним читалось Четвероевангелие священнослужителями монастыря, и Псалтирь монахами и послушниками.

Вечером прибыли в обитель о. Роман Лукьянов и диакон Георгий Кочергин из русского Богоявленского храма и вместе с схи-игуменом Афанасием отслужили панихиду. В тот вечер, по монастырскому уставу, Литургия была совершена после полуночи, а за ней отслужили панихиду, после чего продолжалось чтение из Псалтири всю ночь. Утром во вторник, по указанию Митрополита Филарета, тело было перевезено для отпевания и погребения в Свято-Троицкий монастырь.

Отпевание 29 ноября/12 декабря совершил Преосвященный епископ Лавр в сослужении монастырской братии. По традиции, после отпевания Владыка Лавр произнес слово:

«Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Мы провожаем в путь всея земли Архипастыря нашей Церкви, Владыку Архиепископа Амвросия.

Прибыл покойный Владыка в эту страну после Первой Мировой Войны. Устроив свою семейную жизнь здесь, он не поддался общему соблазну, как это часто здесь бывает, не увлекся земными благами и не растворился в общей среде, но продолжал оставаться русским православным церковным человеком. Под влиянием приснопамятного нашего Аввы Владыки Архиепископа Виталия, он стал на служение Святой Церкви. Сначала он помогал Владыке Виталию в канцелярии. Так в 1938 году, когда русские люди праздновали 950-летие Крещения Руси, Владыка Амвросий в то время вел всю переписку и принимал деятельное участие в устройстве Владимирских торжеств по случаю 950-летнего юбилея. Затем, ставь диаконом, а потом иереем, о. Адриан (таково было его мирское имя) стал служить Святой Церкви на поприще пастырства. Но когда произошло здесь в США церковное разделение после Кливландскаго Собора в 1946 г., о. Адриан, оставаясь на назначенном приходе, оказался в Американской Митрополии. Там, после смерти матушки, он принял пострижение в монашество с именем Амвросия и был хиротонисан в сан епископа и назначен на Аляску. После Аляски один год он был в Токио, а под конец был на кафедре в Питтсбурге, откуда, после принятия Американской Митрополией автокефалии от Московской Патриархии, перешел к нам.

Перешел Владыка Амвросий в Русскую Православную Церковь Заграницей в 1972 году. Я помню, как он радовался, что он опять в лоне Зарубежной Церкви. В том же году он был на празднике Святой Троицы у нас в обители. Последнее время он болел и жил в Преображенском монастыре в Бостоне, где его окружили заботой и любовию. Там он подготовился к переходу в лучший міръ и перед кончиной принял постриг в схиму.

Сейчас мы молились об его упокоении, будем ежедневно в наших молитвах поминать этого Архипастыря, который так остро переживал трагедию России, страдания русского народа и Русской Православной Церкви.

Да упокоит Господь его душу в селениях праведных! Аминь»

Владыка Амвросий был глубоко верующим священнослужителем и скромным человеком и снискал к себе общую любовь и уважение от всех, с кем ему. приходилось встречатъся и трудиться на церковной ниве.

В воскресенье 2/15 декабря в Синодальном соборе в Нью-Iорке Владыка Митрополит Филарет с сонмом духовенства совершил панихиду о усопшем архипастыре.

При составлении жизнеописания, использованы воспоминания схи-архиепископа Амвросия (Мережко) и братии Преображенского монастыря в Бостоне.

Упокой Господи, раба Твоего Схи-архиепископа Амвросия со всеми святыми, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная, и Сотвори  ему вечную память.