Афонский старец схиархимандрит Кирик (Максимов) 1864-1938

Афонский старец схиархимандрит Кирик (Максимов)

Афонский старец схиархимандрит Кирик (Максимов) – настоятель Одесского подворья и духовник русского монастыря на Афоне и православного духовенства в Белграде
Афонский старец схиархимандрит Кирик (Максимов) Схиархимандрит Кирик — одна из центральных фигур в истории Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря в первой половине ХХ века. Он поступил в монастырь в то время, когда старец-игумен Макарий (Сушкин) был еще жив, и успел получить у него немало уроков благочестия и духовности. Но главным его руководителем и наставником на этом пути был все-таки старец Агафодор (Буданов), который без прикрас и изменений передал ему все богатое учение великих старцев отца Иеронима и отца Макария. Схиархимандрит Кирик оказался не только хорошим учеником, но и сам сумел передать учение старцев своим ученикам.
Родился схиархимандрит Кирик (в миру Константин Никифорович Максимов) в 1864 году в крестьянской семье села Вышнехмелевое Верхососенской волости Малоархангельского уезда Орловской губернии. Его мать звали Екатериной. Мальчик с ранних лет был задумчивым и впечатлительным. Он с горящими глазами слушал рассказы матери о человеколюбивом Господе и мечтал когда-нибудь стать его верным слугой. В свое время Константина отдали учиться в уездное училище, после окончания которого он работал в канцелярии уездного правления писарем. Но не это было его мечтой, он постоянно думал: как определиться ему в монастырь. Родители сначала были против этого намерения сына, но мольбы и настойчивость Константина размягчили их сердце, и они дали свое согласие.
В 1886 году Константин прибыл на Святую Гору Афон и поступил в русский монастырь святого великомученика Пантелеимона, где его определили на послушание в канцелярию монастыря. Почти три года Константин имел счастье общаться с великим игуменом и старцем Макарием (Сушкиным). Он не пропускал ни одной малейшей возможности приступить к окруженному заботами и людьми старцу, исповедоваться у него или получить благословение.

Афонский старец Макарий (Сушкин)
15 июня 1887 года от игумена Макария Константин удостоился пострига в рясофор с именем Кирик, что воистину было вершиной счастья для молодого подвижника. 6 марта 1892 года его постригли в мантию с тем же именем. 30 ноября 1894 года отец Кирик был рукоположен в иеродиакона, а 27 июля 1898 года в иеромонаха.
Духовник Афонского Пантелеимонова монастыря иеросхимонах Агафодор (Буданов)
С 1890 года его духовным отцом был отец Агафодор (Буданов), верность которому отец Кирик сохранил до самой кончины старца. В хранящемся в архиве монастыря дневнике отца Агафодора на первой странице есть надпись отца Кирика: «Рукопись сию унаследовал я лично от старца иеромонаха Агафодора при жизни его, незадолго перед кончиной Аввы», что свидетельствует о тесной духовной связи этих двух подвижников.
Афонское Пантелеимоновское подворье в Одессе
В 1899 году отца Кирика отправили на Одесское подворье Афонского Пантелеимонова монастыря, где он сначала выполнял послушание казначея, а с 29 октября 1905 года стал настоятелем подворья. За пять лет несения этой службы отец Кирик проявил себя как опытный духовник, он заслужил любовь и уважение не только братии Одесского подворья, но и огромного количества прихожан, ежедневно осаждавших его храм. Большое уважение он заслужил также у знати и руководства города. Даже одесский градоначальник исповедовался у него и испрашивал у него духовного наставления. А когда старцы вызвали отца Кирика в обитель, то он письменно просил их оставить его в Одессе.
Кроме духовного окормления людей и практического руководства Афонским подворьем в Одессе отец Кирик занимался активной разносторонней общественной деятельностью. Во время Русско-японской войны 1904-1905 годов он выполнял пастырские обязанности в 4-м стрелковом батальоне, за что был награжден золотым наперсным крестом и набедренником. В 1909 году он был избран действительным членом Православного Палестинского Общества.
В 1910 году старцы Руссика постановили вызвать отца Кирика на Афон, куда он немедля поехал и где жил до марта 1914 года, выполняя послушание духовника и казначея. В этот период своей жизни он много времени посвятил изучению истории монастыря и обогащению ее новыми летописными записями.
Афонское Пантелеимоновское подворье в Одессе
В марте 1914 года по решению Собора Старцев монастыря отец Кирик был вновь назначен настоятелем Одесского подворья. Видимо, основой этого решения стали многочисленные просьбы одесситов вернуть любимого духовника. В Одессе отец Кирик оставался до 1920 года.
Афонское Пантелеимоновское подворье в Одессе
В это трудное для Святой Руси время верный сын ее отец Кирик не оставался в стороне от происходящих событий, а посильно участвовал в судьбе Родины. В годы Первой мировой войны он при Одесском подворье организовал лазарет для раненых и сам активно участвовал в деле духовного окормления воинов и их начальников. За свою активную деятельность на благо Родины и за усердие к нуждам войны по постановлению Святейшего Синода он был награжден в 1916 году орденом святой Анны третьей степени и возведен в сан архимандрита. По постановлению Российского общества Красного Креста от 25 января 1916 года ему предоставлено было право ношения установленного 24 июня 1899 года знака Красного Креста.
Не приемля богоборчества и большевизма, отец Кирик активно поддерживал антибольшевистское движение и обличал советское безбожие. Поэтому с наступлением большевиков он вынужден был оставить Одессу в феврале 1920 г. вместе с отступавшими частями Белой армии.
Возвратившись в родную обитель на Афоне, отец Кирик вновь взял на себя исполнение нелегких обязанностей духовника. Наступили тяжелые для обители времена, и братья нуждались в особенно сильной личности, способной поддержать их. Именно таким духовником и стал отец Кирик. Он личным примером вдохновлял братьев на новые духовные подвиги.
Тяжелое материальное положение заставило игумена Мисаила искать помощи в братской Сербии, где скопилось особенно много русских эмигрантов. По его благословению отец Кирик несколько раз ездил туда для сборов пожертвований для обители. Последний раз он ездил в Сербию в октябре 1931 года с иконами для новой Иверской церкви в Белграде, и на этот раз, послав огромную помощь в монастырь, отец Кирик задержался в Белграде.
Афонский старец схиархимандрит Кирик (Максимов)
По многочисленным просьбам видных представителей русской эмиграции в Сербии, патриарх Сербский Варнава назначил его духовником всего Белградского духовенства. «Святейший Патриарх, ученик митрополита Антония (Храповицкого) по Петербургской Духовной Академии, с правом понадеялся, что, как и в прежние века, русские духовники помогут возрождению истинного духа иночества. Он поддерживал русско-сербскую обитель в древнем монастыре Мильково во главе с мудрым архимандритом Амвросием (Кургановым), откуда вышли такие духовные чада Аввы, как: святитель Иоанн Шанхайский, сербский старец Авва Фаддей Витовницкий; иерархи: Антоний Сан-Франциский (Медведев), Леонтий и Антоний Западно-Европейские (Бартошевичи), Антоний Лос-Анджелесский (Сенькевич); архимандриты: Никандр (Беляков), Феофан (Шишманов); игумен Лука (Родионов) и многие другие...
Еще более важную роль сыграло прибытие в Сербию Леснинско-Богородицкой женской обители (около 60 инокинь) во главе с игуменьей Екатериной (Ефимовской), духовной дочерью святого праведного Иоанна Кронштадтского. Их поместили в древний монастырь Хопово (на Фрушкой Горе), и оттуда «отроилось» около 30 новых женских сербских монастырей! Так исполнились пророческие слова святого Иоанна: «Екатеринушка, из твоего улья выйдут многие новые рои!»
И вот афонский подвижник, архимандрит Кирик, стал духовником многих сербских монастырей, но в первую очередь этого Леснинско-Хоповского духовного очага.
В Белграле его принял к себе основатель и первый настоятель белградского прихода Святой Троицы протоиерей Петр Беловидов (проживавший по адресу: улица Крунская, № 20). Это дало возможность отцу Кирику писать и издавать свои труды. Хотя он много сил отдавал и поездкам по разным сербским монастырям, и неоднократному пребыванию у «лесняночек» (как их прозвал святой Иоанн) в монастыре Хопово».
Одновременно отец Кирик был почти единственным утешителем простого русского народа, потерявшего Родину и здесь на чужбине нуждающегося в духовном наставлении и укреплении.
Отец Кирик до последнего момента своей жизни не сомневался в возрождении России. Как доказательство этого приведем фрагмент из его письма, написанного в феврале 1932 года: «На днях мне пришлось служить со Святейшим Патриархом Варнавой в русской церкви в качестве первого священника, а затем был обед у настоятеля храма протоиерея Петра Беловидова. Там обедали и митрополит Антоний [Храповицкий], и еще два архиерея, которые служили вместе с Патриархом. Патриарх говорил очень сильную речь, так что все русские люди, бывшие во святом храме, плакали. Он уверял, что Россия и Церковь Российская не пропали и не пропадут, но восстанут с большим величием. За обедом сказал буквально следующее: «Вы не думайте, что церковь Российская пропала — нет, Бог даст, и Россия, и церковь вновь будут в большем величии, чем прежде».
Это предсказание святого человека абсолютно было созвучно душевному настрою и убеждению отца Кирика, и он старался и других настраивать на такой же душевный лад. Он не только ежедневно служил в храме и исповедовал сотни людей, но и составлял немало духовных книг, которые пользовались большой популярностью среди русских эмигрантов.

Преставился отец Кирик в Сербии в Панчове в русском лазарете 2 декабря 1938 года и погребен около Иверской церкви на новом кладбище в Белграде. Часть архива отца Кирика сохранена в архиве Пантелеимонова монастыря на Афоне: его письма, письма к нему разных лиц, личные документы и его некоторые творения.
Источник: "Русский Афонский Отечник XIX - XXвеков". Серия "Русский Афон XIX - XXвеков". Т. 1. - Святая Гора, Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012